О первоначальной функции индоевропейского перфекта