О роли накопленных средств для дальнейшего развития языка