О «субъективном» компоненте языковой семантики