Праязык — генетическая или контактная общность?